Как расследуют «дело пьяного мальчика»


В начале июля 2017 года, жительницу Подмосковья Ольгу Алисову решением суда отправили под арест по обвинению в гибели 6-летнего мальчика. По данным следствия, вечером 23 апреля 2017 года, женщина во дворе дома в Балашихе сбила ребенка насмерть: машина переехала его и протащила еще десяток метров, зацепив бампером. Эта авария могла стать одной из тысяч схожих трагических дорожных историй, если бы не одно «но»: судмедэксперты нашли в крови мальчика такое количество алкоголя, словно он незадолго до происшествия выпил 100 миллилитров водки. Результаты исследования вызвали шок даже у адвокатов обвиняемой, а родители сбитого мальчика Алеши Шимко настояли на новом исследовании. История привлекла внимание СМИ, детского омбудсмена и депутатов Госдумы. Журналисты окрестили ее «делом пьяного мальчика».

14.08.2019
Эксперта, который нашел в крови погибшего ребенка алкоголь, освободили от десяти месяцев исправительных
работ сославшись на истекший срок давности. Педика (ой, медика) признали виновным по статье «Халатность». Правда, умысла в его действиях не нашли. Списали на случайность, мол просто перепутал пробирки. Отсюда и мягкий приговор: 10 месяцев исправительных работ. А теперь и это отменили.
Кто не вкурсе - в апреле 2017-го года вся страна ахнула, как это ребенок мог выпить несколько стопок водки. Родителей мальчика, потерявших единственного сына, поспешили обвинить в спаивании малыша. Их замучили проверками органы опеки, а оказалось, что никакого алкоголя и не было.

Решение первой инстанции оставили без изменений. Заседание длилось каких-то 20 минут. И это несмотря на все нарушения. А потом и вовсе огласили, что истек срок давности для исправительных работ. Так что выходит: «гуляй, Вася». Никакого наказания. Почему его сразу не отправили улицы мести, или заборы красить никто не скажет. Но рано радоваться! На этом не стоит ставить точку - сказал отец мальчика Роман Шимко.

Роман планирует обращаться в Верховный суд. По его мнению, изначально следствие выбрало не тот путь и речь идет не о халатности, а о преступном сговоре группы лиц.

2017 год. Дело Алеши Шимко: что на самом деле произошло?
Трагедия случилась вечером 23 апреля во дворе одного из жилых домов микрорайона Павлино в Балашихе. 31-летняя Ольга Алисова за рулем Hyundai Solaris не заметила на своем пути 6-летнего Алешу Шимко и переехала его. Травмы были настолько серьезными, что мальчик скончался на месте. Позже в судебных документах будет указано, что у женщины была возможность затормозить и пропустить ребенка, который шел с детской площадки к подъезду, но она этого не сделала, нарушив тем самым шесть пунктов ПДД. Позади мальчика шел его дедушка и нес детский велосипед. Самого момента аварии он не увидел и ничего не успел сделать.

Уголовное дело по статье «Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека» было заведено только в июне, мерой пресечения для Алисовой стали подписка о невыезде и предписание о надлежащем поведении. Оба требования она соблюсти не смогла: не реагировала на приглашения следователя, не участвовала в следственных действиях и жила не по тому адресу, который сообщила правоохранителям. В результате сотрудники отдела по расследованию ДТП обратились в суд с ходатайством о пересмотре меры пресечения и 6 июля добились ареста Алисовой. Под стражей женщина пробудет до 15 сентября.
2,7 промилле и сломанные камеры: подробности расследования
Сразу после возбуждения уголовного дела были назначены судебно-медицинская и биологическая экспертизы. Результаты оказались ошеломительными. «В крови погибшего обнаружена концентрация этилового спирта, которая соответствует сильной степени опьянения». 2,7 промилле алкоголя, с учетом возраста, роста и веса мальчика, равняются примерно 100 миллилитрам выпитой водки. Взрослому мужчине, чтобы приборы показали 2,7 промилле, нужно за короткий отрезок времени выпить около 300 миллилитров 40-градусного алкоголя. По результатам экспертизы получается, что женщина сбила пьяного мальчика. Можно предположить, что с таким количеством принятого спиртного шестилетний ребенок вряд ли смог бы бегать по двору и тем более кататься на велосипеде.

По словам свидетелей, водитель в момент аварии говорила по мобильному телефону и даже не пыталась притормозить. Кроме того, скорость ее автомобиля превышала допустимые для проезда по двору 20 км/ч. Проверить это сложно, поскольку записи камер видеонаблюдения утрачены. Странности в расследовании «дела пьяного мальчика» заставили многих задаться вопросом о личности водителя Hyundai Solaris: «Ольга Алисова, сбившая ребенка, кто такая, связана ли она с криминальным миром, есть ли деньги или влиятельные покровители, способные «отмазать» от страшного преступления?» После того, как история Алеши Шимко вышла на телеэкраны и первые полосы газет, заговорили, что Алисова Ольга Юрьевна из г. Железнодорожный – супруга криминального авторитета, который сидит в тюрьме и оттуда пытается влиять на следствие. Однако пока это только догадки.

Новая экспертиза
Семья погибшего ребенка ожидаемо возмутилась и потребовала перепроверить данные экспертизы, вплоть до эксгумации тела. К этому моменту дело вызвало такой резонанс в сети, что Следственный комитет инициировал передачу расследования в свои структуры. Кроме того, родственники Алеши Шимко заявили следователям, что на свидетелей во время расследования уголовного дела оказывалось давление. В СКР пообещали в случае передачи дела проверить все факты и провести экспертизу снова. Однако дело осталось в полиции, его просто передали из следственного управления МВД России «Балашихинское» в специализированное подразделение по расследованию ДТП регионального управления полиции.

16 июня
СКР возбудил уголовное дело по статье 293 УК РФ «Халатность» и начал опрос экспертов, выдавших заключение о сильной концентрации алкоголя в крови мальчика. По этому делу, как и по делу о ДТП, потерпевшим проходит отец ребенка Роман Шимко, который изначально значился только как свидетель.

21 июня
была проведена еще одна экспертиза, молекулярно-генетическая — в Главном управлении криминалистики СКР подтвердили, что образцы крови действительно принадлежали Алеше Шимко и что в них содержался алкоголь, причем попал он туда еще при жизни мальчика. Последнее уточнение было сделано в ответ на заявление Романа Шимко о том, что алкоголь его сыну могли вколоть посмертно. Расследование дела о халатности экспертов продолжается, хотя за все время разбирательства ни разу не было сказано, что результаты экспертизы могут повлиять на приговор виновнице ДТП.


Подробно эта скандальная история разбиралась в программе «Пусть говорят» Отец «пьяного мальчика» в эфире заявил о своем несогласии с результатами экспертизы.

Реакция властей
Хотя никто не оспаривает тот факт, что виновником аварии был именно водитель Ольга Алисова. Последние новости «дела Алеши Шимко» привлекли внимание детского омбудсмена Анны Кузнецовой и сенатора Елены Мизулиной.

Кузнецова направила запросы в МВД, Следственный комитет и прокуратуру и отметила, что дело «пьяного мальчика», сбитого машиной, требует тщательной проверки с привлечением всех сторон. Первый зампред комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Елена Мизулина охарактеризовала историю с ДТП как «беспредел и абсурд» и отказалась верить в то, что на момент аварии мальчик был пьян. Также расследование дела находится на контроле Общественной палаты РФ. Уполномоченный по правам ребенка Московской области Ксения Мишонова поддержала предложение изменить меру пресечения и арестовать обвиняемую. Хотя на иждивении Алисовой и есть несовершеннолетние дети, арест, по мнению Мишоновой, стал справедливым итогом ее неуважения к следствию. С Ксенией Мишоновой согласился лидер «Справедливой России» Сергей Миронов. Политик считает, что виновница ДТП должна понести наказание, а результаты экспертизы следует признать фальсификацией.

Ольга Алисова вину не признает
14 июля стало известно, что по делу о халатности назначена комплексная комиссионная экспертиза с привлечением экспертов в различных областях. Экспертизу подобного рода проводят в случаях, когда данные предыдущих исследований вызывают сомнение у суда.
Ольге Алисовой грозит до 5 лет лишения свободы.

07.08.2017
ДТП с якобы пьяным шестилетним ребенком, наконец-то передано в суд. Теперь женщине грозит реальный срок.

Следственный отдел МВД по Московской области направил в суд уголовное дело о ДТП в Балашихе, в результате которого погиб шестилетний мальчик, в крови которого экспертиза обнаружила алкоголь. Дело возбуждено по обвинению в нарушении ПДД, повлекшем по неосторожности смерть человека (ч. 3 ст. 264 УК РФ).
Решение суда об изменении меры пресечения с подписки о невыезде на заключение под стражу осталась без изменения
Напомним, что под стражей женщина пробудет до 15 сентября 2017

23.08.2017
Заключение о наличии алкоголя в крови «пьяного мальчика» признано недостоверным
Обнародованны результаты исследования скандальной экспертизы, согласно которой погибший в ДТП шестилетний Алёша Шимко находился в состоянии алкогольного опьянения. Как следует из документа, судмедэксперт допустил более 40 грубейших нарушений. Врач неправильно установил причину смерти мальчика, а вывод о наличии алкоголя в крови был сделан без проведения дополнительных экспертиз, необходимых в таких случаях.

Сейчас следственный комитет расследует уголовное дело о халатности, возбуждённое против экспертов, которые признали пьяным шестилетнего мальчика.

«Эксперт даже не удосужился указать, в каком виде поступали на исследование материалы — в упакованном или опечатанном. Это уже недопустимо. А в исследовательской части допущено множество грубейших нарушений. Например, эксперт не указывал время фиксации трупных явлений и не провёл целый ряд исследований, что позволяет усомниться в объективности экспертного исследования.Кроме того, согласно документу, судмедэксперт ненадлежащим образом описал травмы.
«Экспертом при описании кровоизлияния под мягкой мозговой оболочкой на наружности поверхности правого полушария не была указана толщина кровоизлияния форма, имеется или нет в его проекции линзообразное вдавливание. Также отмечается, что не были исследованы полностью сердце, аорта, поджелудочная железа, селезёнка, кости таза, не проведено судебно-гистологическое исследование кусочков внутренних органов, что не допустимо.

Более того, специалисты, изучившие экспертизу Клеймёнова, сделали вывод, что эксперт неверно установил причину смерти мальчика.
В общей сложности в экспертизе по Шимко специалисты выявили почти полсотни грубейших нарушений закона «О государственной судебно-экспертной деятельности», инструкций и приказов Минздрава по организации и производству экспертных исследований в бюро судебно-медицинских экспертиз.
При этом особо отмечается, что эксперты не имели права делать вывод о том, что «незадолго до смерти Шимко находился в состоянии алкогольного опьянения», поскольку такие выводы могут делаться только на основании медицинского освидетельствования.
«Объективность и полнота заключения вызывает сомнение, поскольку выводы противоречат данным указанным в исследовательской части. В ходе рецензирования заключения было установлено несоответствие указанного документа требованиям, предъявленным экспертным заключениям. Выявленные нарушения ставят под сомнение достоверность рецензируемого заключения и требуют повторной экспертизы», — резюмировали специалисты, исследовавшие заключение судмедэксперта Клеймёнова.

28.08.2017
Первое заседание.
Рассмотрение по существу дела о ДТП с "пьяным мальчиком". Прокурор оглашает обвинительное заключение.
Родители "пьяного мальчика" подали иск к виновнице ДТП на 10 млн

30.08.2017
Родителей "пьяного мальчика" могут обвинить в спаивании сына
По итогам проверки родных погибшего ребёнка могут привлечь к ответственности.
Родители шестилетнего Алёши Шимко, погибшего в ДТП в подмосковной Балашихе, опасаются, что их могут обвинить в спаивании сына.

В рапорте следователя МУ МВД "Балашихинское" Дмитрия Аринушкина, составленном 6 июня 2017 года, сообщается, что в материалах дела есть признаки состава преступления по ст. 151 УК РФ ("Вовлечение несовершеннолетнего в систематическое употребление (распитие) алкогольной и спиртосодержащей продукции"). Отмечается, что в самом рапорте указана информация о единичном случае употребления ребёнком алкоголя, в то время как в самой статье говорится о систематическом.

Родным погибшего мальчика так и не удалось выяснить результаты проверки. Отец Алёши Роман Шимко направил повторный запрос к начальнику отдела УВД по г. о. Железнодорожный, чтобы узнать о решении следствия.
Если суд по делу о ДТП признает экспертизу достоверным доказательством, то уголовное дело о халатности экспертов, которое сейчас расследует СК, должны будут закрыть.

Заседание суда по "делу "пьяного мальчика" состоится 4 сентября. Ольге Алисовой продлили срок ареста до 30 января 2018 года.

31.08.2017
Полиция не нашла фактов спаивания мальчика.

04.09.2017
Сбившая «пьяного» мальчика в Балашихе частично признала вину
Судебное разбирательство по одному из самых резонансных ДТП 2017-го года продолжается в Железнодорожном городском суде Подмосковья. Обвиняемая по делу – 31-летняя Ольга Алисова, под колесами автомобиля которой 23 апреля погиб шестилетний Алексей Шимко. Его отец, служащий «Росгвардии» Роман Шимко смог привлечь внимание СМИ к смертельному наезду на своего ребенка, и в итоге широкая огласка помогла довести разбирательство до суда. Первое полноценное слушание по существу прошло 4-го сентября, после того, как сторона защиты смогла, наконец, ознакомиться со всеми материалами дела.
Стороны и позиции
Роман Шимко пришел в суд в простых джинсах, клетчатой рубашке и кепке, закрывающей лицо. В утомленном взгляде решимость, тоска и некоторая растерянность. С ним вместе были два адвоката. Обвиняемая Ольга Алисова как всегда спокойная и сдержанная, предстала перед судом в железной клетке. Ее адвокат Наталья Куракина явилась в суд с традиционным опозданием, но в строгом сером костюме с розовым шарфом и новой прической. Все участники слушания уже узнают представителей СМИ и охотно поддерживают беседу. Но бодриться долго не получится когда начнет выступать бабушка погибшего ребенка и расскажет, что пережила их семья, плакать будут и Шимко и сама Алисова. В суде помимо журналистов собрались родственники и друзья семьи Шимко, их соседи по двору. Со стороны Алисовой – никого.

Несмотря на хитросплетения скандальной истории и противоречащие показания свидетелей, в самом начале заседания, которое продлилось более шести часов, стороны четко обозначили свои позиции, от которых, очевидно, и будет строиться дальнейшая тактика. Так, обвиняемая Алисова, которой согласно ч.3. ст. 264 статьи УК России грозит до пяти лет лишения свободы, свою вину признала лишь частично – только в том, что мальчик действительно погиб под колесами ее автомобиля в результате наезда.

Однако женщина и ее защита настаивают на том, что у Алисовой не было возможности увидеть выбежавшего на дорогу ребенка из-за припаркованных автомобилей. А, следовательно, это был несчастный случай.
Вполне возможно, что защита в таком случае рассчитывает на оправдательный приговор. В выступлении перед СМИ Куракина заявила, что пять лет – это страшный срок для молодой женщины с маленьким ребенком, которая работает на двух работах, чтобы содержать семью и каждый месяц вынуждена платить по 50 тыс. рублей по кредитам. При этом муж Алисовой находится в тюрьме. Также Куракина пожаловалась и на явную агрессию Романа Шимко по отношению к ней, ее подзащитной и даже свидетелей.
«Он поливает Алисову грязью, утверждает, что она принимала наркотики в момент наезда, хотя медосвидетельствование показало, что она совершенно трезва», — заявила Куракина. В свою очередь Роман Шимко лишь устало отмахнулся обвинений.

На первом заседании суд начал пошагово восстанавливать картину произошедшего при помощи свидетелей. В число основных задач защиты Алисовой было подвести суд к тому, что женщина не только не принимала участия в составлении схемы произошедшего ДТП, но и в состоянии шока подписала пустые протоколы, которые ей, якобы, подсунули следователи. Также, судя по вопросам защиты свидетелям, Куракина намерена доказать, что Алисова все-таки тормозила и по телефону, как ранее об этом заявляли в МВД России, в момент наезда не говорила.

Показания инспектора ГИБДД:
Одними из самых важных показаний свидетелей стали выступления сотрудника ГИБДД, который вместе с напарником оперативно прибыл к месту аварии и составлял часть необходимых документов, а также соседки Шимко — Тамары Лапкиной.
Так, инспектор, с трудом припоминая детали, рассказал, что
непосредственного участия в осмотре ДТП и составлении схемы Алисова не принимала: сначала, согласно правилам, ее увезли на медосвидетельствование неподалеку. После привезли обратно на место, но, чтобы спасти ее от самосуда разгневанной толпы во дворе, ее снова усадили в машину и увезли за угол.

«Когда мы прибыли на место ДТП, врач сообщил, что ребенок труп. Услышав это, толпа пыталась нанести женщине побои. Граждане находились в районе подъезда, кто-то прыгал на патрульный автомобиль, хотели заняться самосудом».
Как заявил инспектор, «Алисова вела себя слишком спокойно». Со скамеек доносится осуждающий шепот: «Да она вколола себе наркотики». Однако инспектор пояснил, что, женщина, возможно была просто в шоке. «Отец мальчика Роман Шимко постоянно подходил к машине, спрашивал ее, зачем она это сделала»
На вопросы о том, как тело мальчика оказалось в автомобиле Алисовой инспектор заявил, что его положили туда прибывшие врачи скорой помощи, чтобы «зеваки не смотрели».

«После всех процессуальных действий ребенка увез специальный автомобиль, «труповозка», до этого он примерно три часа лежал в автомобиле Алисовой», — припомнил инспектор.

Адвокат Куракина несколько раз пыталась строить вопросы так, чтобы узнать, все ли обстоятельства были указаны в составленном инспекторе рапорте и насколько он «правдив», но лишь после нескольких замечаний суда смогла сформулировать вопрос. В итоге полицейский заявил, что документ содержал в себе исчерпывающую информацию, был составлен по правилам, а Алисова с ним ознакомилась и подписала его.
Подсудимая реагировала на все вопросы сдержанно, но под конец допроса инспектора стала вытирать слезы.
Показания соседки
Свидетельница Тамар Лапкина, которая непосредственно видела наезд на ребенка из окна второго этажа, рассказала суду детали происшествия.
«Мальчик был с дедушкой рядом и подпрыгивал -— он не бежал, не летел, шел вприпрыжку и тут раздался резкий звук. Как будто автомобилистка перепутала тормоз с газом. Вот мальчик на середине капота, его сбивает автомобиль, и он пропадает – его не видно.

Дедушка бежит за автомобилем и бьет по капоту. Когда я вышла, то увидела, что мальчик лежит под колесами на боку. Девушка, которая была за рулем, тогда у нее была другая прическа и цвет волос, посмотрела на переднюю часть автомобиля, потом кому-то позвонила и встала в стороне у подъезда. Потом появились два человека лет 30-ти южной наружности – смуглая кожа, черные волосы»
На вопрос Куракиной о том, что было дальше, женщина стала рассказывать, что мальчик на тот момент еще был жив, но оказать помощь ребенку автомобилистка не пыталась. Роман Шимко, который уже не мог сдерживать слез и сжимал в руках телефон с фотографиями ДТП, попросил у суда разрешения покинуть зал, но суд попросил его остаться.

«Мальчик был жив, хрипел, пошла кровь, — продолжила свидетельница. – Девушка продолжала стоять у подъезда. Она не подходила к ребенку. Никакой физической помощи она оказывать не пыталась.

Эти два человека, которые общались с Алисовой, они и переложили ребенка на заднее сидение ее автомобиля. Я ей тогда сказала, что лучше его не трогать, но они все равно это сделали. При этом Алисова точно знала этих людей – она что-то отдала им. Какой-то сверток».

Свидетель заявила, что автомобилистка не тормозила сразу: на вопросы обвинителя она сначала рассказала, что тормозного следа вовсе не было, а потом рассказала, что он все-таки был, 50 см.

«Я не водитель, но часто смотрю в окно. Когда машины ездят медленно, слышен звук шин, а если быстро – слышен звук мотора. В этот раз я слышала звук мотора. И почему она не затормозила? Да, может быть, она не заметила ребенка сразу, но уже после удара, почему же она не остановилась сразу. Машину даже повело, но торможения не было, она остановилась только когда дедушка начал стучать по машине, — заявила свидетельница. — Был удар, и мальчик сразу пропал. Дедушка бил по капоту, кричал: «Что вы гоняете, как черти?». Потом он повторял эту фразу постоянно, как автомат».

23.09.2017
"ПЬЯНОМУ МАЛЬЧИКУ" ВЫНЕСЛИ ОЧЕРЕДНОЙ СТРАННЫЙ ДИАГНОЗ
Алеша Шимко был не способен уверенно ориентироваться в пространстве и избегал зрительного контакта. Такие выводы содержатся в характеристике, которую дали мальчику в детском саду, куда он ходил с 2013 года. Документ был составлен 26 июля 2017 сотрудниками детского сада №21, т.е. через три месяца после трагической аварии.
Выдержка из документа:
За последний год пребывания в детском саду следует отметить особенности его психомоторного и речевого развития. Чаще любил играть один, предпочитал настольные игры (пазлы), рассматривал картинки в книгах. Испытывал затруднения в общении с детьми. Запас знаний, понятий, представлений об окружающем не соответствует возрасту. Временный и пространственные представления не сформированы. Обобщением не владел, не устанавливал причинно-следственные связи. Внимание не устойчивое, слабая концентрация. Ребёнок избегал прямого контакта глаз.

Из положительных черт указывалось, что мальчик был добрый, ласковый, не конфликтный, ежедневно посещал детский сад, а его родители были заинтересованы в его воспитании и развитии.

Эксперт, представляющий интересы отца ребёнка Романа Шимко, но пожелавший не называть свое имя, ознакомившись с заключением, выданным в детском саду, сообщил, что всё, что написано в характеристике, подпадает под описание расстройства аутического спектра. То есть ребёнка фактически представили аутистом.
При этом посмертная экспертиза, в которой имеется описание структуры мозга ребёнка, не выявила никаких отклонений. К тому же, по словам эксперта, у родителей имеются видеозаписи и фотографии, на которых видно, что мальчик в 6 лет уже умел кататься на двухколёсном велосипеде.

По словам эксперта, когда родители запросили протоколы проведённых тестов и обследований, в детском саду согласились переделать заключение. В документе изменили некоторые заключения, но слова, говорящие об отставании в развитии, остались. А заведующая Ирина Леонтьева сообщила Роману Шимко, что её якобы попросили дать именно такую характеристику из вышестоящих организаций, и поделать с этим ничего было нельзя.

Как не странно, но недавно, Ирина Леонтьева скончалась. А её заместитель сказала, что никакого давления на руководство при составлении характеристики не оказывалось.

После этого родители мальчика попытались забрать из Балашихинской больницы его медицинскую карту, чтобы диагноз не вписали туда, но сделать этого не удалось.
В медучреждении сообщили, что никаких обращений от семьи Шимко забрать медкарту мальчика не поступало.
По мнению эксперта, сомнительная характеристики могла быть составлена, чтобы иметь рычаги давления на отца. Её вполне можно приложить к уже имеющимся подозрениям о «вовлечении несовершеннолетнего в систематическое употребление (распитие) алкогольной и спиртосодержащей продукции» (ст. 151 УК РФ) и передать в органы опеки, чтобы отобрать у родителей старшего сына.

28.10.2017
Леша Шимко в момент трагедии был трезв...
В память об Алеше Шимко посадили вишню. Спустя полгода дерево окрепло так же, как и вера многих в справедливость. На неделе следственный комитет выступил с заявлением: «пьяный мальчик» в момент аварии был трезв. Ошибку допустил судмедэксперт, и против него возбуждено уголовное дело по статье о халатности.

«Обвиняемый неправильно изъял образец крови погибшего мальчика, что привело к его загрязнению спиртообразующей микрофлорой и процессу спиртового брожения. Поэтому при химическом исследовании был обнаружен этанол в количестве 2,7 промилле.

Дедушка Алеши Шимко до сих пор винит себя: внук погиб на его глазах. Трагедия произошла 23 апреля в подмосковном Железнодорожном. По двору на приличной скорости ехала иномарка. За рулем была Ольга Алисова. Детализация звонков доказала, что в момент аварии женщина разговаривала по телефону. Машина сбила ребенка, переехала передними колесами и протащила до соседнего подъезда
Тогда весной на защиту семьи встал весь город. Появилась петиция на имя президента и министра внутренних дел страны.
Если бы такого не случилось, и справедливость не восторжествовала, это значило был, что у нас не правовое государство. Оно и так не правовое, если у нас такая история может произойти, что мальчик был пьян. Только общественность заставляет государство быть правовым.
Получается, на месте Алеши может оказаться каждый, и совсем не факт, что потом будет точно такая же шумиха.

Ход событий родственников до конца все же не устраивает. «Я не согласен, что это халатность. Это был сговор с самого начала, начиная со звонка Алисовой своим покровителям - скзал дедушка Алеши Шимко.

Ведь про мужа Алисовой, которая сбила мальчика, поговаривали: состоит в преступной группировке, есть деньги. Но это слухи. Пока же в сухом остатке: судмедэксперт под следствием, а «пьяный мальчик» на самом деле был трезв.

01.11.2017
На очередном судебном заседании по делу о гибели ребенка в Балашихе страсти накалились
Стороны конфликта начали оскорблять друг друга прямо в зале суда. Так, отец погибшего мальчика Роман Шимко обвинил адвоката подсудимой Наталью Куракину в том, что она улыбалась, слушая аудиозаписи звонков очевидцев в "скорую помощь" сразу после смертельного ДТП. Он предложил провести ей психологическую экспертизу. В ответ юрист назвала потерпевшего "придурком".

Вопросы о наличии алкоголя в крови ребенка, опровергнутом дальнейшим исследованием, суд снимал, поскольку дело о халатности экспертов расследуется отдельно.

Участники процесса выслушали записи телефонных звонков в службу "скорой помощи", сделанных очевидцами сразу после трагедии. Голоса обвиняемой Ольги Алисовой среди них не было. Однако выяснилось, что подсудимая все-таки обратилась с сообщением о ДТ

Комментарии (0) :

Нет добавленных комментариев...

Добавить комментарий:

NETDO.RU

Бесплатный конструктор сайтов
Перезвоните мне
Написать нам